Неблагодарный пасынок украинского народа

Время на чтение: менее минуты Автор: Среда, 06 марта 2019 15:00
Оцените материал
(0 голосов)

В русской исторической науке, этой довольно контраверсионной фигуре отводится особое место. Как-никак, Василий Шульгин присутствовал при отречении царем Николаем II от императорского престола, косвенно был соучастником организации убийства одиозного Григория Распутина, непосредственно влиял на решения Временного правительства в самые драматические для власти дни и месяцы 1917 года. А еще задолго до этих бурных событий, снискал печальную славу издателя черносотенной газеты «Киевлянин» монархического толка, существовавшая более полувека в третьем по значению городе империи, а также входил в состав «партии войны» при избрании в Государственную думу.

Он оставил о себе немало воспоминаний, которые с удивительной регулярностью публикуются московскими издательствами, когда на горизонте замаячит какая-то дата из его биографии.

Вот и теперь появились в свет мемуары "Василий Шульгин. Дни. 1920 год" в одном из московских издательств, которые, собственно говоря, можно было бы и проигнорировать (ну не наш это герой!), если бы не интересное обстоятельство. Оказывается, Василий Витальевич Шульгин на самом деле является Василием Дмитриевичем Пихном, который от рождения был не россиянином, а украинцем!

Уже давно не тайной стал тот факт, что Василий Шульгин - незаконнорожденное дитя его матери – Марии Константиновны и неродного отца – преподавателя истории в Киевском институте благородных девиц, россиянина по происхождению Виталия Шульгина. На самом деле жизнь ему дал, как убедительно доказано современными исследователями его родословной, профессор политэкономии Дмитрий Иванович Пихно – местный украинец, тайный любовник матери Василия Шульгина. Что это действительно так, можно убедиться в неопубликованных его записях, сохраненных до сих пор в архивах. Именно там Василий Шульгин намекает на то, что вынужден носить чужую фамилию, а должен бы носить совсем другую…

Парадоксальна вещь: будучи ревностным защитником самодержавия, русским националистом до мозга костей, откровенным антисемитом и одним из идеологов Белого движения, что видно из книги-воспоминаний о событиях 1920-го года на юге Украины (именно туда Василий Шульгин вынужден был бежать от большевиков и петлюровцев), его сознательно придавленная украинскость все равно прорывалась наружу, особенно тогда, когда для него решался вопрос жизни и смерти.

Так было сначала под Одессой, а затем на территории Румынии, где он оказался вместе с остатками регулярного белого войска после разгрома красной кавалерией. В самые критические дни, когда от холода, голода, ранений и инфекционных заболеваний буквально на глазах начали массово гибнуть солдаты и офицеры Добровольческой армии, Василию Шульгину, как пишет он в воспоминаниях, приснился вещий сон: приснилась женщина, которую он умолял на украинском языке (!) спасти своих детей от гибели... Наверное, Божье провидение тогда, в 20-м году, отвернулось от Шульгина, потому что его любимый сын - Алексей умирает от ран буквально у него на руках из-за отсутствия медицинской помощи в забытом Богом румынском селе. Эта потеря родного человека для Шульгина стала лишь прелюдией к большим жизненным испытаниям в годы скитаний, сначала в вынужденной эмиграции, а впоследствии в сталинской тюрьме, где он окажется после хорошо спланированной операции по его похищению агентами Смерша с территории Сербии в 1944 году.

После вынесения приговора за антисоветскую деятельность в виде лишения свободы на 25 лет, Василий Шульгин отсидит в тюрьме половину срока и будет освобожден по амнистии в 1956 году. Судя по тому, что он кончил свой жизненный путь в возрасте 98 лет, десятилетия неволи совсем не сказалось на его крепком здоровье.

Возвращаясь к книге-воспоминаний "Василий Шульгин. Дни. 1920 год", стоит вспомнить один принципиальный момент, крайне негативно характеризующий автора мемуаров. Перед памятью тысяч белых офицеров, безжалостно замученных и тайно расстрелянных большевистским ЧК после оккупации Одессы, Севастополя, Симферополя, крайне циничный вид имеют рассуждения автора о будущем устройстве большевистской России. Оказывается, для Шульгина-шовиниста важным было не человеческая жизнь как абсолютная ценность в этом мире, а восстановление Лениным-Троцким-Сталиным границ российской империи, существовавшие при царизме; избрание большевиками нового императора - Генерального секретаря ЦК РКП (б); восстановление правящим режимом вертикали власти, которая подчиняла бы все без исключения национальные окраины огромной империи.

Не следует забывать, что именно Василий Шульгин в прямом смысле слова культивировал ассимиляцию как действенный инструмент внутренней национальной политики во времена правления Александра III и Николая II. Избранный в Государственную думу от Волынской губернии, он так затуманил голову местному населению, что оно в верноподданском Чаде массово поподписывало письма-поддержки в адрес последнего русского царя, чтобы тот не отрекался от императорского престола. Василий Шульгин прославился и «интересной» методикой факультативного преподавания украинского языка для детей украинского меньшинства Одессы, когда там установилась власть белых. Желающих ее знать после этого стало значительно меньше, что вызвало неописуемый восторг у шовинистически настроенного высшего военного руководства Добровольческой армии.

В соседней России исторически сложилось, что самым большим патриотом местной народности во все времена был не обычный русский мужик из провинциальной глубинки, талантливо описанный в литературных произведениях Тургеневым, Аксаковым, Некрасовым или Достоевским, а инородец, который, как преданный пес, верой и правдой служил своему хозяину. И Василий Шульгин – украинец по происхождению, не стал исключением. Именно о таких, как он, Александр Олесь когда-то написал стихотворные строки, которые до сих пор бередят душу необузданной болью:

Свои - сердца нам вырывали,
Чужие - тесали нам кресты,
А мы смотрели и не знали,
Куда нам с кладбища идти...
(стихотворение «Мы не плакали»).

После долгих лет отсидки в сталинских застенках, Шульгин оставшуюся жизнь провел в областном городе Владимире в малометражной квартире, которая больше напоминала собачью конуру, чем барские хоромы бывшего депутата Государственной думы Российской империи. Советская власть, образно говоря, дала ему дышать, но не роскошествовать, пристально контролируя каждый шаг своего врага.

В мемуарах Шульгина одна характерная деталь постоянно колола глаз в процессе ознакомления. Во всех своих воспоминаниях, написанных до и после упоминавшегося года, автор сознательно избегает называть себя украинцем, будто насмехаясь, величает себя хохлом, а край, где родился, Хохляндией. Вот эта мимикрия на национальной почве ставит его в один ряд с такими противоречивыми историческими фигурами как Иоанн Искра и Василий Кочубей, Иван Нос и Игнат Галаган, а ближе к нашему времени – Юрий Коцюбинский и Александр Пархоменко, Василий Боженко и Ярослав Галан. Всем им присущ, в той или иной степени, феномен предательства, нанесшего вред украинской нации в самые критические моменты ее становления. О нем, как убеждают последние события в Украине, следует помнить всегда, оглядываясь на биографию того же Василия Шульгина, который на самом деле оказался не сыном, а пасынком украинского народа.

 

Прочитано 93 раз

TOP-10

«Эпические 90-е» – Ленинград-90

Вспоминая о событиях далёких 90-х, я снова обратился к моей…

Кто же остановит общественников?

В последнее время от действий всяких общественников я слегка офигеваю.…

Реальная "Матрица": рекорд Гиннеса в пуантах на тонком стропе

Любите секреты? Вероятно, что да, но чужие. А откройте-ка свой.…

Париж без прикрас. Как полюбить его с недостатками

Никто не идеален, ничто не идеально. И Париж в этом…

Иерусалим: побывать раз и больше не возвращаться

Превратить путешествие в ужас - едва ли не самый большой…

ПЕТ-терапия: забота, как рецепт борьбы с депрессией

Актуально или нет, но у каждого из нас есть дни,…

Про Храм, Голунова и День рождения Сталина.

За последний месяц в стране произошло несколько событий, которые горячие…

700 миллионов рублей на ремонт

На ремонт изношенных теплосетей Новосибирска в этом году выделили порядка…

"Эпические 90-е" - Диагностика

Владимир Михайлович – опытный хирург, прошедший школу в трёх отделениях…