Горький сюрприз

Время на чтение: менее минуты Автор: Пятница, 26 апреля 2019 12:49
Оцените материал
(0 голосов)

Для Марийки звук поезда, в котором она ехала, был мелодичным, хотя ей никогда не нравилась духота вагонов и перезвон колес, ведь она выросла на широких просторах южного края, в селе, далеком от железнодорожной колеи. А теперь, когда она предчувствовала встречу с любимым, ей нравилось все: легкое покачивание вагона, мелькание столбов за окном и, даже, ночные сонные голоса диспетчеров на станциях.

Лежа на спине с закрытыми глазами, она пыталась заснуть. Но события последних дней не давали этого сделать по двум причинам. Самая первая та, что она за несколько часов увидит его-единственного, любимого, любимого ее сердцу. Именно мысли об Арсене не давали покоя. Они заполонили ее всю так, что девушка не могла ничего с собой поделать. Ради него пошла на обман. Она впервые в жизни обманула самого родного на свете человека - маму. Она, студентка первого курса педагогического института, досрочно сдала сессию и попросила разрешения у мамы поехать на несколько дней к новой подруге. Сама же отправилась к Арсену, который служил в армии в далекой Сваляве.

Не прошло и несколько часов поездки в душном вагоне, как Маша обманула еще одного, с ее точки зрения, неплохого человека. Это была попутчица, которой девушка уступила первую полку. А на вопрос, почему едет в их городок, почему-то ответила, что будет собирать фольклор. Наталья Зиновьевна добродушно предложила остановиться у нее, ведь дочь почти ее ровесница.

Маша вызывала восхищение окружающих: короткий прямой нос, чистая линия подбородка, полные губы и густые волнистые черные волосы. Серые глаза светились любовью. Это святое чувство пришло негаданно. Арсен и Маша родились в одном селе, на одной улице и почти в одном дворе. Их дома стояли по соседству. Росли, как брат с сестрой. Ежедневно и почти ежеминутно были рядом – в детских яслях, садике, школе. Они даже понятия не имели, что из обыденности их жизни родится чувство. То чувство, что заполонит их сердца до краев.

Случилось это однажды вечером, когда Маша коснулась плеча Арсена. На мгновение вздрогнула от его тепла, которое показалось жаром раскаленного железа. Девушка заметила изменения и в поведении Арсена. Он боялся коснуться ее, словно налитого соком спелого персика, тела. Временами становилось не по себе под его внимательным взглядом.

Мамочка чувствовала, что дочь проявляла недетский интерес к Арсену, и нередко предостерегала ее от опрометчивых шагов.

— Береги свою гордость, - не раз говорила она.

— Целомудрие многово стоит. Упаси Боже быть брошенной.

— Мама, что ты такое говоришь? – Прятала застенчивый взгляд красивых глаз Марийка.

— Тоже была молодой, ребята только и стремятся добиться своего, - вела свое мама. И таки достигла цели.

Когда Арсен целовал чувствительные девичьи губы а мозг наполняло сексуальным магнетизмом, откуда-то вытекали мамины слова: "бойся быть брошенной". И тогда высвобождалась из плена сильных объятий, сопротивлялась физическому влечению. Собственно, Арсен не позволял лишнего. У них были большие планы на будущее.

Отзвенел последний звонок. Всем классом ходили в поле встречать восход солнца. Мечтали о будущем. И жизненная дорога казалась широкой, безоблачной, выстланной васильковым цветом. И планировали идти ею всю жизнь. Иметь одну на двоих профессию, потому что у них было много общего: любили читать одни и те же книги, смотреть одни и те же фильмы, гонять на велосипедах, имели своеобразное чувство юмора. Детские мечты переплелись с взрослыми мыслями, и поэтому вместе подали документы на один факультет педагогического института. И какое было разочарование, когда в списке студентов первокурсников не нашли имя Арсена. Маша сжала пальцы в кулак так, что ногти врезались в ладони. Для них это означало то, что ожидает первая за восемнадцать лет жизни разлука.

Каждый переживал по-своему. Маша откровенно скучала и готовилась ехать в город, а Арсен все крутился и крутился возле девушки, заглядывал в глаза, готовился идти в армию. Теперь служил на Закарпатье, а Маша успешно училась. Ежедневно в общежитии почтальон приносил пухлые открытки, а девушки недоумевали – о чем можно писать на двенадцати листах.

Они не догадывались, что Арсен рассказывал любимой каждый свой шаг. Дарил слова любви нежной, светлой и безграничной как весь мир.

Поезд убаюкивал девушку, но она спала тревожным сном. Хотелось как можно быстрее приехать к Арсену, прижаться к его сильной груди, на плечах почувствовать его мужественные руки. Находилась в плену своих грез.

На небольшой станции ее никто не ждал, потому что готовила милому сюрприз. В своем воображении не раз прокручивала предстоящую встречу. Сходила с ума от мысли, что может отдаться неудержимому желанию. И это будет их единственная тайна, о которой даже не будет знать родная душа – матушка.

Шла по улицам села. Странно, но она словно уже была здесь. Видела разноэтажные дома, из-за заборов которых разноцветные цветы приветливо кивали головками под легким дуновением ветра. Ослепительно послеобеденное солнце заиграло на позолоченных куполах храма. У Маши было впечатление, что она все это уже видела, потому что Арсен нарисовал все эти виды в своих письмах. Сейчас они были путеводителем. Без особых усилий нашла нужную улицу. Сердце забилось радостно и сильно, когда увидела ворота воинской части. Они были окрашены в зеленый цвет, а посредине – две красные звездочки. Рядом – проходная.

— Позовите Арсена Тимчака, - обратилась к парню в военной форме, который стоял на проходной.

— Солдаты на ремонте дороги в горах, - пояснил он, - приедут завтра.

Маша посмотрела длинным, грустным взглядом. Ее охватила апатия и безразличие. Только теперь почувствовала усталость, вспомнила о приглашении новой знакомой, побрела по чужим улицам, ища дом учительницы Натальи Зиновьевны.

Женщина встретила приветливо. Познакомила с дочкой Олесей. Девочка была похожа на свою мамочку – худощавая, большая, чернобровая. Быстро засуетилась у стола, угостила, положила отдыхать в горнице. Зашла в комнату, когда на улице темнело.

— Пойдем в гости, - чистосердечно пригласила Арина. – Неподалеку живет подружка. Мы с ней – не разлей вода. Еще и дня не было, чтобы мы с ней не встречались. Она добрая, веселая девушка.

Действительно, на большом, благоустроенном дворе слонялась энергичная, легкая блондинка с тугой косой, что спадала до пояса. В ее поведении чувствовалось сдержанное благородство. Она вся излучала радость.

— Ой, Олеся, какую ты прекрасную барышню привела, - одарила гостью счастливой улыбкой.

— Маша в нашем крае фольклор будет собирать. Она с юга к нам прибыла. Знакомьтесь, это – Мирослава, - представила подругу Арина.

— Ничего делать не буду. Пойдемте скорее в дом. Собака лениво погавкала на незнакомку и звякнув цепью, залезла в будку. Корова скосила на девушек темный влажный глаз.

Мирослава широко открыла дверь перед гостями и пригласила в светлую просторную комнату, где все дышало свежестью и порядком. Взгляд Марии остановился на телевизоре. На его экране свисало большое фото. Девушка застыла на месте. На нее смотрели глаза ее Арсена. Она обалдело смотрела на портрет. Почувствовала внезапную сухость во рту. Глухо спросила:

— А это кто?

— Мой парень, - засмеялась хрипловато счастливым смехом Мирослава.

Маша почувствовала как сердце забилось с такой силой, что стало тяжело дышать.

— Он сегодня придет к тебе?

— Всех солдат послали чинить дорогу в горах. Он у меня на службе.

— Разве у него девушки не было и в армию никто не провожал?

— Была. Провожала. Арсен говорил, что она замуж выскочила. Стерва!

Сердце Маши заныло от боли. Слова были острее хирургического лезвия. Боль разрывала изнутри. Девушка старалась не давать ему волю. Замолчала. Подружки о чем-то щебетали между собой, но она их не слышала. Ее взгляд, словно магнитом, приковывал портрет.

Домой шли молча. Олеся пыталась разговорить новую подругу. И напрасно. Маша коротко бросила:

— Устала.

Утром Наталья Зиновьевна не узнала гостью. Под глазами девушки залегли синеватые тени.

— Что случилось? – допытывалась у Маши, которая прятала потухший взгляд, в котором притаилась тихая печаль. Зато спросила:

— В котором часу идет поезд до Николаева?

— Олеся, поскорей собери еды на дорогу, - позвала дочь, которая волчком крутилась во дворе.

Поезд набирал ход, оставляя за окнами вагонов горы, густо покрытые зелеными деревьями. Но их красоту не замечала молодая пассажирка. Ее бередили болезненные воспоминания. Она видела перед собой глубокую бездну. Крик ее израненной души застрял в горле. Сюрприз для нее оказался очень горьким. Теперь она не знала как жить без того, кем бредила. Мысленно разговаривала с мамочкой, которой говорила: «Никогда не буду брошенной».

Общежитие встретило тихими коридорами. Шумное студенчество сдало сессию и разъехались по домам. Мария сидела за столом. Перед ней лежал чистый лист бумаги, на который упала слеза. Ручка прыгала в руке. Марийка знала – ей нужно написать письмо. Последнее. Старательно выводила каждую букву: «Никогда мне не пиши. Я выхожу замуж.»

Прочитано 27 раз

TOP-10

Steemit: выход из "Survive Mode" и беты. Форева, флагман!

С осени прошлого года команда Steemit сосредоточилась на сокращении затрат…

Из ада в рай - восемнадцать лет веры и борьбы

К нам позвонила многодетная мать. Сказала, что не имеет времени…

[Спойлер] Дейнериc Безумная королева

Напомню, что отец Дейнерис, вошедший в историю Семи королевств как…

А извинения просить страшно

Сколько себя помнит, Мария всегда мечтала о сыновьях. Тогда, когда…

«За пять лет она ни разу перед нами не извинилась»

В Апелляционном суде завершилось рассмотрение резонансного дела в отношении врача-анестезиолога

Нюанс грядущей инаугурации президента Украины.

На Украине отсутствует закон, четко расписывающий все протокольные моменты инаугурации…

Алсу и Голос Дети.

Ну что ж, хайп идет прям волной по поводу детского…

Электричка или экспресс

Последние президентские выборы в Украине, кроме глобальной невыясненности дальнейшего курса…

Цыпленок, похожий на одуванчик

Солнце нежилось на мягких облаках-подушках. "Ку-ку-Ре-ку!» - услышало оно сквозь…